December 25th, 2012

(no subject)

И ржу, и плачу. Причем, плачу в прямом смысле слова. Сегодня собрались нашей группой на прощальную-отвальную. Хотели собраться в редакции, но те, кого не выгнали оказались против.))) Вдруг их сочтут не лояльно разрешившими пьянку выгнанных на святом рабочем месте. Так что погудели в кафе напротив ТВ Центра.
Мы очень много работали и почти не замечали друг друга. Только функцию. И дальше гонка, гонка, гонка. Темы, гости, срывы гостей, сценарий, переделка сценария, еще переделка сценария, все разорались, гость не пришел. Ошибки, все разорались, ведущая разоралась, свет сломался, звук трещит, ведущая разоралась, монтаж, начальство пришло с горячим утюгом и поставило на живот, перемонтаж, рейтинг упал, разорались все.
Сегодня у нас был повод взглянуть в глаза друг другу и понять, что у нас была семья, что на телевидении бывает в единичных случаях науке неизвестных. Где никто не интриговал под ковром и не кидался говном. Жалко. На телевидении так не бывает, а на всех прочих работах бывает очень редко.
***
Узнала очень даже смешное и трогательное. Людей называть не буду, назовем скажем начальник 1 и начальник 2. Начальник один намекает начальнику два:
- Слушайте, а нельзя сделать так, чтобы Бакушинская потише себя вела в интернете?
Начальник два отвечает:
- Ничего сделать не могу - она говорит на все мои просьбы, что в неволе не размножается.
Шикарно. Мне понравилось. С хорошими людьми я работала. И хотя многие уверены, что моя позиция много значила в закрытии программы... Все они меня не винят и говорят, что если бы я вела себя иначе, это была бы не я, а я им нравлюсь такая, какая есть. Видите ли... За "Анатомию протеста" очень хорошо платят. Я сегодня не поленилась и узнала. Очень, очень много. Невероятно. А теперь посмотрите на Аркадия Мамонтова, например. Просто на внешность. И на меня. Это бонус за то, что я не размножаюсь в неволе. Больше ни за что.

А еще моя группа читала мой блог как английский лорд утренний Таймс. Вы будете читать и этот пост. Еще раз - вы лучшие!