May 29th, 2012

Старик Державин опять нас заметил...

Благословить хочет, не иначе. )))))

"Православность тут ни при чём. Телеведущая Ольга Бакушинская (римо-католичка): «Отец Андрей Кураев выступает с весьма адекватной оценкой... поступка этих девушек, считая его безобразным».


Конечно, людоедские призывы какого-нибудь священника из храма с говорящим денотатом «Хамовники» ничуть не похожи на элегантно заточенные выступления гламурных протестантских лидеров или ватиканских сидельцев."
Умнички против Дурочек

Видимо никак не может преодолеть восторг после чтения моей старой сказочки.http://bakushinskaya.livejournal.com/646691.html

Живот во рту

Цытаты из романа свежего лауреата Патриаршьей литературной премии Виктора Николаева:


"Старший лейтенант вскочил, вылупил глаза. В настежь открытые двери смотрели десятки глаз заключенных размером с жигулевские фары".

"По зоне вприпрыжку бежал Сергей Ольхов, сигая через лужи и клумбы. Проскочив в два прыжка лестничный подъем, он влетел в домовый храм и сразу кинулся к отцу Игнатию, махом прервав его беседу с одним из заключенных".

"Низ живота уехал в рот. Сам рот раздуло мини-парусом".

"Славка, с обгоревшим до жил лицом, руками с оторванными пальцами хирургическим путем извлекал пулемет из рук мертвого стрелка"


"Треск полиэтилена - и на глазах у очумевших работниц овощехозяйства под потолком, как кишка, завис вооруженный представитель десантно-штурмовой бригады. Славку вынимали минут десять всей полеводческой бригадой. Потерей для него были разодранные во всю задницу штаны"

"У Тягача не было лица. Вообще... Только глубоко запавшие глаза. Без всяких волос на голове".

Отсюда

UPD. И хватит ржать, бесстыдники. Патриарх на вручении премии сказал, что "и сегодня, не только в России, но во многих странах мира, где творят и пишут на русском языке", есть авторы, "осознающие себя преемниками и продолжателями" отечественной литературной традиции. Это традиция - понимаете? Отечественная, литературная. И в ней у жигулевских глаз есть голова. Лысая. А живот прыгает в рот парусом. Вы че, против великой русской литературы, че ли?