May 19th, 2012

(no subject)

Лично я обычно понимаю, что на родине, когда стою в очереди на посадку в Цюрихе. Сегодня имели место два веселеньких мужика, которые громко удивлялись:
- Ну надо же - вокруг, б..., русская речь. Давно, на х..., не слышал. Так, б..., удивительно.
В пандан к ним шли две пенсионерки, которые только что познакомились. Одна из Германии, другая из Испании. Я так понимаю - вывезли дети. Одна пафосно рассказывает, что русские по сравнению с немцами ничего собой не представляют, а другая, основываясь на собственном опыте работы горничной в Барселоне, уверяет, что русские только тогда терпимы, если давно живут за границей. Обе в немыслимом и узнаваемом люрексе и с чудовищным выговором низов общества.
Рядом сидела дама, которая читала русскую книгу и при этом, когда я обращалась к ней по-русски, делала вид, что меня не понимает и вообще принцесса.
Словом, рейс Цюрих-Москва летит не на керосине, а на понтах.
В этот раз у меня не было Шенгена, о городе нечего было и думать. Поэтому я развлекла себя сном в почасовой гостинице, которая существует в транзитной зоне. За вполне доступные деньги получаешь комнату с окном на летное поле, телевизором и кроватью. Туалет, душ и побудка прилагается. Вещь! После семи часов ночного полета принять душ и ухнуться на белую простынку.
Я грустна, но довольно душевно стабильна. Почему-то не хочется ни с кем воевать. Но это пройдет.